Этология человека: Так ли далек Homo sapiens от обезьяны?

Обезьяны и люди
Человек и шимпанзе

Личная история

В студенческие годы за мной деликатно, но настойчиво ухаживал отец одной моей подруги, окончивший тот же биологический факультет, где училась я. Польщенная я, с удовольствием морочила взрослому дяденьке голову, то есть думала, что морочу, на самом-то деле, конечно, была для него, как рыбка в аквариуме.

Однажды мы остались наедине после семейного праздника и за неубранным столом до рассвета вели философские беседы. Он произнес фразу, которая кажется цитатой то ли из Ницше, то ли из Мопассана: «Цивилизация — только тоненький слой плесени на огромной глыбе инстинктов». Сказано это было в ответ на какую-то мою романтическую глупость об отношениях мужчины и женщины.

Тогда я восприняла его слова только как оружие опытного ловеласа, элегантный намек на то, что пора уже перестать ломаться. Но по существу-то он был прав. В этой статье рассказано о том, что почти любое наше чувство и действие эволюционно запрограммировано, и это может быть обидно, а может – весело.

к содержанию ↑

Немного об инстинктах

Примерно в середине прошлого века наука окончательно распрощалась с представлением о человеке, как о венце природы и поместила Homo sapiens на его законное место — где-то между шимпанзе бонобо и гориллой. Вместе с трудами знаменитого зоолога Конрада Лоренца появилась этология человека — сфера науки, изучающая инстинктивное, генетически запрограммированное поведение.

Правда, в научной среде до сих пор идут споры насчет того, что именно называется инстинктом. В общих чертах, это такое поведение, которое, с одной стороны, позволяет достичь нужного результата без намерения и плана, бессознательно. С другой, инстинкт не поддается усовершенствованию или переучиванию, на него не влияет прежний опыт, даже если бонусы очевидны.

Пчела продолжает заливать мед в соты и запечатывать их, хотя в сотах сидят огромные личинки ос, а не пчелиные дети. Цыплята на гладкой платформе не способны постоять спокойно даже ради вкусных зернышек — они начинают скрести когтями платформу в поисках червяков, которых там нет.

к содержанию ↑

Обезьяны и люди

У человека и даже у человекообразных обезьян таких железобетонных твердолобых инстинктов в чистом виде не существует: мы свои программы успешно корректируем по обстоятельствам. Поэтому по отношению к человеку современные ученые чаще используют термин «эволюционно-стабильные стратегии поведения». Хотя иногда инстинкт в чистом виде гораздо эффективнее.

Например, у маленьких обезьян есть несколько разных криков для различных видов опасности. Мартышки орут на определенной ноте, тем самым оповещая стаю о том, что нужно делать: бежать, лезть повыше, нападать. Шимпанзе, как и люди, в таких случаях тревожно кричат от страха, и по крикам невозможно понять, что случилось — пожар, хищник или привидение.

Наши вопли могут быть очень выразительными, разнообразно интонированными, но это зависит только от индивидуальных талантов, а не от врожденной программы. И кстати, в отличие от многих животных, человек спокойно спит накануне землетрясения, а жаль. Но все же инстинктивного, ритуального, унаследованного поведения у людей гораздо, гораздо больше, чем может показаться, когда ты 18-летняя студентка, читающая Ницше.

Интересные книги по теме

Бумажная книга в Лабиринт Непослушное дитя биосферы
Аудиокнига в ЛитРес Непослушное дитя биосферы (часть 1)
Аудиокнига в ЛитРес Непослушное дитя биосферы (часть 2)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.